Главная » 2016 » Январь » 11 » Первые типографии и первые издания.
12:47
Первые типографии и первые издания.

гражданский шрифт

1708г.- создан новый гражданский шрифт, который заменил кириллицу. Приближённый по графике к западноевропейскому, новый шрифт был задуман для упрощения типографского набора на печатных станках, изготовленных в Западной Европе. Новый — гражданский — шрифт был предназначен для печати светских изданий: официальных публикаций и периодики, технической, военной, научной, учебной и художественной литературы. Помимо введения нового рисунка букв, подвергся пересмотру и состав алфавита: исключены надстрочные знаки и некоторые дублетные буквы полуустава, узаконена буква Э, утверждены европейские (арабские) цифры вместо буквенных обозначений чисел, упорядочена пунктуация и применение прописных литер в наборе.

Применение полуустава было ограничено сферой богослужебной литературы. 

29 января (8 февраля) 1710 г. в России завершилась петровская реформа кириллического алфавита — Пётр I утвердил  новую гражданскую азбуку и гражданский шрифт. Русская Православная Церковь продолжала пользоваться церковнославянским алфавитом.

  Проведение реформы было связано с потребностями государства, нуждавшегося в большом количестве образованных отечественных специалистов и в своевременном доведении официальной информации до населения. Достижению этих целей мешало слабое развитие книгопечатания, ориентированного преимущественно на распространение духовной литературы и не учитывавшего изменений в языке. К концу XVII в. алфавит, пришедший на Русь вместе с христианской письменностью, сохранял свои архаичные черты, несмотря на то, что некоторые буквы в текстах светского содержания не использовались или использовались неправильно. К тому же форма букв, утвердившаяся в рамках письменной культуры, была неудобна для набора  печатных текстов из-за наличия надстрочных знаков. Поэтому в ходе реформы изменился как состав алфавита, так и форма букв.

  Поиски новой модели азбуки и шрифта велись при самом активном участии царя. В январе 1707 г. по эскизам, предположительно выполненным лично Петром I, инженер фортификации Куленбах сделал рисунки тридцати трёх строчных и четырёх прописных букв (А, Д, Е, Т) русского алфавита, которые были отправлены в Амстердам для изготовления литер. Одновременно по государеву указу велись словолитные работы на московском Печатном дворе, где русские мастера Григорий Александров и Василий Петров под руководством словолитца Михаила Ефремова сделали свой вариант шрифта, однако качество литер не удовлетворило царя, и для печатания книг был принят шрифт голландских мастеров. Первая книга, набранная новым гражданским шрифтом, — «Геометриа славенски землемерие» — вышла в марте 1708 г.

"При Петре Великом, — шутливо писал М. Ломоносов, — не одни бояре и боярыни, но и буквы сбросили с себя широкие шубы (он имел в виду славянский старый шрифт) и нарядились в летние одежды". Под летними одеждами учёный подразумевал новую гражданскую азбуку.

Русский гражданский шрифт был введен в России в 1710 году. Основой его стало московское письмо начала XVIII века, из которого изъяли буквы, обозначавшие схожие звуки «ук», греческие «пси», «кси». «Ять», «ижица», «фита» по настоянию церкви были сохранены.

В 1710 году в СПб был доставлен друкарный (печатный) станок с новыми литерами (буквами).

Первая друкарня (типография) расположилась у Троицкой площади в доме подъячего М.П. Абрмова, он и стал первым ее начальником. Абрамов учился в Голландии. Мастерами печатного дела были Алексей Зубов, Алексей Ростовский, Иван Адольфский.

В 1714 году типографию перевели в образцовые мазанковые дома у Петропавловской крепости. За годы правления Петра было открыто четыре типографии : главная( первая), еще при Сенате (1719), Александро-Невской Лавре (1719), Морской академии (1721).

Город стал центром русского книгопечатания.

Создание системы образования потребовало издания множества книг - учебников, справочников, наглядных пособий. Только за первую четверть XVIII века в России было издано больше книг, чем за все 150 лет, прошедшие с начала русского книгопечатания.

Среди русских граверов XVIII века ведущая роль принадлежит мастеру Алексею Федоровичу Зубову. Многие его работы стали шедеврами искусства петровского времени, и без них сейчас невозможно представить себе русскую культуру первой четверти XVIII века,— это «Свадьба Петра I», «Васильевский остров», «Панорама Петербурга», «Баталия при Грейнгаме» и многие другие.

 

Творчество Алексея Зубова в первую очередь дорого нам тем, что лучшие его произведения созвучны самой сути, самому духу эпохи петровских преобразований России. Его гравюры сохранили нам первые виды Петербурга и окрестностей со стройными зданиями, дворцами и парками, полные красоты и торжественности изображения кораблей молодого русского флота, прославлявшие его победы в морских сражениях, образы Петра I и его знаменитых сподвижников, многие очень живые зарисовки быта и нравов того времени.

Гравюра «Васильевский остров» Алексей Федорович Зубов

А. Ф. Зубов. Панорама Петербурга.

Газета «Ведомости» в Петербурге

До конца XVII в. население России газет не читало. При дворе издавались лишь рукописная газета «Куранты». Ее читали вслух царю Михаилу Федоровичу. Бояре слушали чтение в передней.

Газета выходила 4 раза в месяц всего в одном,  двух или трех экземплярах и представляла собой написанные от руки столбцы с переводами выписок из европейских газет. Следует отметить, что слово "курант" встречается во многих иностранных языках. В переводе с голландского языка это - газета. С немецкого - ходячие вести, известия. С французского и латинского языков - текущий. Некоторые исследователи считают, что наши предки заимствовали название газеты из голландского языка. Другие, - что название произошло от выписываемой Посольским приказом газеты "Courante righ Italien".

Сводки, или газеты, как их стали впоследствии называть, состояли из нескольких листов склеенной бумаги, длина которых доходила до нескольких сажен (старая русская мера длины, составлявшая в 11 - 17 вв. от 152 до 176 см). Выходили они, как уже отмечалось, в очень ограниченном количестве.

 Реформы Петра I часто встречали сильное сопротивление. Что-бы легче было понять и принять их, требовались подробные разъяс-нения. Одним из помощников царя в этом деле стала газета «Ведомости». Она была основана по указу Петра I 16 декабря 1702 г. в Москве, И вначале выходила под названиями «Ведомости московские», «Российские ведомости» и др.
В  подготовке  газеты принимал участие сам Петр I. 

Он отбирал материал для публикации, проверял качество переводов, правил текст. Но, несмотря на это, ошибок и курьезов избежать не удалось. Так, в одном из первых номеров из-за небрежного перевода был искажен смысл сообщения, в котором вместо того, чтобы написать о кораблях, отправлявшихся на Ямайку, было напечатано, что корабли отправились на ярмарку.

В Петербурге первый номер газеты «Ведомости»  вышел 11 мая 1711 г. Редактором ее стал начальник первой городской типографии М II. Аврамов. С этого времени газета выходит чаще и становится богаче по содержанию. В ней печатались новости о делах военных, дипломатических и внутренних. Сообщалось о ходе Северной войны и событиях в столицах Европы, об успехах русских мануфактур и открытии  «рудных месторождений», о работах на Ладожском канале и прибытии иностранных судов. Гангутской битве был посвящен отдельный помер.
Титульный лист  газеты украшала гравюра. Гравюра изображала Петропавловскую крепость, Неву с кораблями над которыми парил Меркурий - бог торговли.

Тираж газеты был разный - от 30 экземпляров до 4000,  объем газеты был непостоянным: от 2 до 22 страниц (большинство номеров печаталось на 8-16 страницах) . Ведомости были первой в России печатной газетой, доступной многим горожанам. Они обменивались новостями, обсуждали прочитанное. Газета  выходила до 1727г. Газета "Ведомости" в первозданном виде прекратила свое существование в середине 1727 года, ее преемницей стала газета "Cанкт-Петербургские ведомости", начавшая издаваться с 1728 года Академией наук. Она печаталась на русском и немецком языках и имела больший успех, нежели ее предшественница. С этих пор газета органично вошла в жизнь общества и стала неотъемлемой частью русского книгоиздания.

 

Петровские Ведомости первая русская печатная газета. Издавалась по указу Петра I от 16 декабря 1702.

Первый номер В. вышел, по одним сведениям, 16 декабря 1702, по другим 2 января 1703.

С 1702 по 1709 печ. кириллицей, с 1710 - гражданским шрифтом, кириллица применялась в особо важных случаях до 1714. До 1705 в "Ведомостях" не проставлялся номер газ., с 1705 по 1709 нумерация газ. обозначалась кириллицей.

С 1710 В. начали украшать гравюрой.

В В. публиковались сообщения о победах армии и флота (реляции), сведения об успехах промышленности, торговли и просвещения, иностранная информация. Автором многих реляций был Петр I, редакторами: Ф. Поликарпов, с 1711 М. Аврамов, с 1719 Б. Волков. С 1727 В. были переданы в ведение Академии наук и с 1728 до 1914 выходили под названием Санкт-петербургские ведомости. 

первая книжная лавка в Санкт-Петербурге 

 

Самая первая книжная лавка в Санкт-Петербурге появилась в 1714 году, находилась она на Троицкой площади в Гостином дворе, рядом с первой типографией. Сейчас на этом месте Соборная мечеть. Заведовал лавкой Михайло Васильев. Продавались книги, как светские, так и церковные, на русском и иностранных языках на военные. географические, исторические темы; царские указы, регламенты, церковные прповеди. Предлагались и "куниты"- произведения искусства: гравюры, виды Москвы и Санкт-Петербурга, монастырей, портреты Петра I, Меньшикова, Шереметева. За 6 денег можно было купить азбуку, за 6 алтын "Книгу считания удобного" (1 алтын=3 копейки, деньга-русская серебряная монета XVI-XVIII веков)

Просуществовала эта лавка сравнительно недолго.

 После закрытия типографии перестала существовать и лавка, которая до 1722 года торговала продукцией государевой типографии — календарями, азбуками, учебниками, военной и морской литературой.

Первые типографии, первые книги в Санкт-Петербурге

В Санкт-Петербурге, типографии стали появляться, естественно, только в эпоху Петра Первого. В 1711 году на Троицкой площади Березового острова, у моста в Петропавловскую крепость, открывается первая в Санкт-Петербурге типография. Из Москвы были доставлены два печатных стана и мастеровые люди: четыре наборщика, четыре печатника, два изготовителя красок. Типография находилась в доме директора Оружейной канцелярии Михаила Петровича Аврамова, редактора первой русской газеты «Ведомости», который и стал первым директором первой типографии Санкт-Петербурга. 

Именно здесь в 1711 году вышел в свет первый номер первой петербургской печатной газеты «Ведомости» (впоследствии «Санкт-Петербургские ведомости»). В задачу Первой типографии Петербурга входило также напечатание официальных государственных постановлений и книг гражданской печати. В 1713 году типографию перевели в специальное здание, находившееся на Троицкой площади у въезда

Петропавловскую крепость, а в 1721 году передали в ведение Святейшего Синода.

Считается, что первая печатная книга в Санкт-Петербурге вышла в свет в Первой Типографии в июле 1712 года и была посвящена военному законодательству, излагала правила производства суда и следствия. По другим данным -это «Книга Марсова" 1713 года.9 января н.ст. 1712 года в типографии М.П.Аврамова был выпущен лист с приветственными стихами Петру I (в одном экземпляре). Автором стихов был сам типограф Михаил Аврамов. А в 1713 го-ду Типография напечатала первый в Санкт-Петербурге «Календарь на 1714 год», сообщавший о времени восхода и захода солнца, долготе дня и ночи, вычисленных по меридиану Санкт-Петербурга. Вместе с «Книгой Марсовой, или Воинских дел от войск Российских во взятии преславных фортификациев и в разных местах храбрых баталий учиненных» и изданием «Притчей Езоповых» «Календарь...» стал одной из первых книг, отпечатанных в нашем городе. Инициатор издания и составитель «Книги Марсовой...», иллюстрированной многочисленными гравюрами, – тот же М.П.Аврамов. Книга эта прославляла царствование Петра и содержала реляции и «юрналы» о победах русских войск в Северной войне.

В 1714 "Книга ордера или Во флоте морских пав" и другие книги о флоте, "Указ фискалах" ( чиновниках, контролирующих соблюдение законов), "Книга считания удобного" (таблица умножнния).  Печатались переводы с иностранных языков. Петр требовал, чтобы они были краткими и точными.
 При Петре I в Петербурге были открыты типографии при сенате и Морской академии, печатавшие только указы царя, и при Александро-Невском монастыре, где печатались узаконения по духовному ведомству, духовные книги. В 1727 г. была учреждена типография при Академии наук. 

Одним из первых был переведен печатный труд голландского ученого X. Гюйгенса «Книга прозрения, или Мнение о небесно-земных глобусах и украшениях».В нем излагалось учение Коперника. Перевод сделал Я. В. Брюс, он же подготовил русско-голландский и голландско-русский словари.В 1716 г. вышла «География, или Краткое земного круга описание», а также перевод сочинения Э. Роттердамского «Разговоры дружеские» и другие книги.

 

Петр Великий считал необходимым «прирожденную грубость благими науками и учением искоренять». В 1717 г. Я. В. Брюс начал составлять учебник «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению».

Затем вышла целая серия изданий для детей: «Первое учение отрокам» Ф. Прокоповича (1722), «Завещание отеческое сыну» М. Посошкова (1712-1719) и др.

Цены на книги были невысокими: печатному делу придавалось государственное значение.

Петр I говорил, что типография заведена «не для какой прибыли, но токмо для повелительных государственных и нужнейших дел и для обучения русских людей»

 

Юности честное зерцало или Показание к житейскому обхождению

15 февраля 1717 г. 

4 (15) февраля 1717 г. по указу Петра I была напечатана книга «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов» — русский литературно-педагогический памятник начала XVIII в.

В создании учебного пособия принимал активное участие и курировал его издание сподвижник Петра, Яков Брюс. «Зерцало» было издано в соответствии с духом петровских реформ, когда основу всей книгопечатной продукции составляли разного рода руководства и наставления.

В 1-й части книги были помещены азбука, таблицы слогов, цифр и чисел, религиозные наставления. Эта азбука являлась одним из первых пособий по обучению новому, гражданскому шрифту и арабскому написанию цифр вместо церковно-славянского их обозначения.

Вторую часть книги составляли правила поведения для юношей и девушек дворянского сословия. Они требовали от молодого дворянина гордиться не знатностью рода, а конкретными делами на пользу отечества; он был обязан беспрекословно подчиняться старшим («В первых наипаче всего должни дети отца и матерь в великой чести содержать. …Дети не имеют без имянного приказу родительского никого бранить или поносительными словами порекать. …У родителей речей перебивать не надлежит, и ниже прекословить, и других их сверстников в речи не впадать, но ожидать, пока они выговорят»), «быть в книгах научен», знать иностранные языки, уметь фехтовать, танцевать, ездить верхом, вести себя в светском обществе. Добродетелями девушки признавались смирение, почтение к родителям, трудолюбие и молчаливость.

Сочинение регламентировало практически все аспекты общественной жизни: от правил поведения за столом до государственной службы. Помимо всего прочего, оговаривались правила поведения с прислугой: «Не надлежит от слуги терпеть, чтоб он переговаривал или как пёс огрызался, ибо слуги всегда хотят больше права иметь, нежели господин: для того не надобно им того попущать. …К оным, которые исправно служат, должно быть склонну и верну, и в делах их спомогать, защищать и их любить, пред другими повышать и договорную мзду исправно в прямый срок платить…».

Книга формировала новый стереотип поведения светского человека, избегающего дурных компаний, мотовства, пьянства, грубости («От клятвы чужеложства (блуда) играния и пьянства отрок себя велми удержать и от того бегать. Ибо из того ничто ино вырастает, кроме великой беды и напасти телесныя и душевныя, от тогож раждается и погибель дому его, и разорение пожиткам»), и придерживающегося европейских светских манер («Имеет прямый (сущий) благочестный кавалер быть смирен, приветлив и учтив. Ибо гордость мало добра содевает (приносит), и кто сих трёх добродетей не имеет, оный не может превзойти, и ниже между другими просиять, яко светило в тёмном месте или каморе»).

Книга была выпущена в «карманном» формате, что предполагало её постоянное ношение. «Юности честное зерцало…» на долгие годы стало руководством о правилах хорошего тона и поведения в обществе. В 1717 г. книга была выпущена ещё дважды, в 1719 г. вышла уже четвёртым изданием, и неоднократно переиздавалась вплоть до конца XIX в.

Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов. Титульный лист факсимильного издания

4 февраля 1717 года по указанию Петра I в России выходит пособие по воспитанию и обучению светского юношества. Учебник «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов» состоял из двух частей: в одной были учебные пособия по азбуке, цифрам, а также наставления духовные. А вот вторая часть состояла из правил поведения порядочных молодых людей дворянского сословия. Книга должна была воспитать молодого человека нового типа — соблюдающего светский этикет, сдержанного, деликатного, европейского склада ума. Пособие быстро стало популярным и только в 1717 году пережило два переиздания.

Об общении

Общаться с людьми авторы книги советуют вежливо и учтиво, просьбы свои излагать, как будто общаешься с высоким иностранным гостем: «Нужду свою благообразно в приятных и учтивых словах предлагать, подобно якобы им с каким иностранным высоким лицом говорить случилось».

Сдержанность превыше всего: «Без спросу не говорить, а когда и говорить им случится, то должны они благоприятно, а не криком и ниже с сердца, или с задору говорить, не яко бы сумозброды. Но всё, что им говорить, имеет быть правда истинная, не прибавляя и не убавляя ничего».

 

Авторы учебника советуют следить за настроением собеседника и в точности ему соответствовать: «Ежели случиться дело и речь печальная, то надлежит при таких быть печальну и иметь сожаление. В радостном случае быть радостну и являть себе весела с весёлыми».

Говорить много дворянину тоже не рекомендуется, ведь мнение своё нужно представить достойно: «Когда им говорить с людьми, то должно им благочинно, учтиво, вежливо, но не много говорить. Потом слушать, и других речи не перебивать, но дать всё выговорить и потом мнение своё, что достойно, предъявить».

О скромности и деликатности

Скромность — ещё одно качество, которое создатели пособия ценят: «Никто себя сам много не хвали и не уничижай (не стыди) и не срамота, и ниже дела своего возвеличивая, расширяй более, нежели как оное в подлинном действе состоит, и никогда роду своего и прозвания без нужды не возвышай… А особливо в той земле, где кто знаком, весьма не надлежит того делать».

Говорить только хорошее нужно даже о тех, кто не нравится: «Всегда недругов заочно, когда они не слышат, хвали, а в присутствии их почитай и в нужде их им служи, также и о умерших никакого зла не говори».

Особенно не приветствуются сплетни и подслушивания: «Младому человеку не надлежит быть резву и ниже доведыватся (выведывать) других людей тайн. И что кто делает — ведать не надлежит. Так писем, денег или товаров без позволения не трогать и не читать, но когда усмотришь, что двое или трое тихо между собою говорят, к ним не ступать, но на сторону отдалиться, пока они между собою переговорят».

об алкоголе и «побратениках»

Очень много советов в книге касается борьбы с пьянством: «Честный отрок должен остерегать себя от неравных побратенеств в питье, чтоб ему опосле о том не раскаиваться было. И дабы иногда новой побратеник не напал на него безчестными и необыкновенными словами, что часто случается. Ибо когда кто с кем побратенство выпьет, то чрез оное даётся повод и способ к потерянию своея чести».

В те годы пьянство, карты и распутство были соблазнами для многих молодых дворян, а те, кто не знал меры, обычно разорялись и навлекали на семью позор. Дворян нового типа книга пытается от этого предостеречь: «От клятвы чужеложства (блуда), играния и пьянства отрок себя велми удержать и от того бегать. Ибо из того ничто иное не вырастает, кроме великой беды и напасти телесныя и душевныя, от того рождается и погибель дому его, и разорение пожиткам».

О насморке и платках

Почему-то ещё одна очень широко представленная в книге тема — процесс сморкания. Носом храпеть — процесс глубоко неприличный: «Младые отроки не должны носом храпеть, и глазами моргать, и ниже шею и плеча якобы из повадки трести, и руками не шалить, не хватать, или подобное неистовство не чинить, дабы от издёвки не учинилось в правду повадки и обычая: ибо такия принятая повадки, младого отрока весьма обезобразят…»

«Никто честновоспитанный возгрей (соплей — прим. сост.) в нос не втягивает подобно как бы часы кто заводил, а потом гнусным образом оныя вниз не глотает».

Плеваться в компании книга запрещает: а если очень захотелось, то нужно сделать это в платок, отойти подальше и выбросить платок в окно, чтобы никто не видел, советуют авторы учебника по этикету.

О посещении церкви

Порядочному дворянину ни в коем случае не стоит смотреть в глаза людям на службе, а молиться нужно, как будто он стоит перед Всевышним: «Должно, когда будешь в церкви или на улице людям никогда в глаза не смотреть, яко бы из их насквозь кого хотел провидеть, и ниже везде заглядываться, или рот разиня ходить яко ленивый осёл. Но должно идти благочинно постоянно и смирно и с таким вниманием молиться, яко бы пред вышним сего света монархом стоять довлело».

Детей малых пугать чихами, кашлем и прочим в церкви категорически воспрещается: «И сия есть не малая гнусность, когда кто часто сморкает, якобы в трубу трубит, или громко чхает, будто кричит, и тем в прибытии других людей или в церкви детей малых пужает и устрашает».

Об отношении к слугам

Прислугу молодому дворянину советуют держать в строгости: «Не надлежит от слуги терпеть, чтоб он переговаривал или как пёс огрызался, ибо слуги всегда хотят больше права иметь, нежели господин: для того не надобно им того попущать».

А вот от мятежников среди прислуги нужно немедленно избавляться: «Когда кто меж своими слугами присмотрит одного мятежника и заговорщика (переговорщика), то вскоре такого надобно отослать. Ибо от одной овцы паршивой всё стадо пострадать может, и нет того мерзостнее, как убогой, гордой, нахалливой, и противной слуга, от чего и пословица зачалась: в нищенской гордости имеет диавол свою утеху».

О самостоятельности

Совет, актуальный во все времена: «Когда тебе что приказано будет сделать, то управь сам со всяким прилежанием, а отнюдь на своих добрых приятелей не надейся и ни на кого не уповай».

 

 

 

Просмотров: 501 | Добавил: mchiz | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar